den slavyЛушкова Алевтина Семеновна
Родилась 21 декабря 1931 года в Великом Устюге.

До войны старший брат окончил ремесленное училище и был направлен на военный завод в Ижевск, сестра окончила педучилище и работала в Красавинской школе №16, преподавала историю и немецкий язык. Забрала меня с собой. Там я жила до 1941 года. Мама наша умерла еще в 30-е годы.

День 22 июня мне запомнился на всю жизнь. Солнечный, ясный... Я ходила в фотографию, она была напротив старого рынка - нынешней площади Ленина. Выхожу, а по радио объявляют: «Война с Германией». Побежала в продмаг, на оставшиеся деньги купила буханку хлеба и немного сахара. Бегу домой (жила на улице Шмидта), плачу по дороге...

И вот Великий Устюг - на военном положении. Окна домов затемнены. На улицах - постоянное дежурство. По Советскому проспекту маршируют военные, поют «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!». Идешь в школу и слушаешь.

Помню, как уезжали на фронт десятиклассники...

Сестре принесли повестку: «Явиться в трехдневный срок на сборный пункт в Клуб речников». Слезы, страх... Но на фронт не отправили, оставили в запасе. Потом пришла телеграмма от брата: «Уезжаю на фронт». Опять слезы! Сестру отправили на работу в Анисимово. Уезжая, она мне сказала: «Поживи дома». Снова слезы!

Стала я учиться в пятом классе школы №10 имени Герцена. Из-за нехватки дров электростанция отключила отопление, мы перебрались в маленькое здание, занимались в две смены. Сидели иногда в пальто. Не хватало учебников, тетрадей, чернила в чернильницах замерзали. Мы, школьники, помогали пилить и колоть дрова для печек. На уроках военного дела, помню, изучали противогаз, мелкокалиберную винтовку. На большой перемене наша классная руководительница Александра Зосимовна Колбина приносила нам по маленькой серой булочке или по куску хлеба в 50 граммов.

Я ходила в школу в фуфайке. Зимой морозы были до 40 градусов. Дома холодно... Утром - завтрак: кипяток и кусок хлеба или три картошины. Если из-за мороза не учились, то собирались у Риты Поповой, из дома брали с собой по полену дров и сырой картошки. У Риты была печка-буржуйка. Мы резали картошку ломтиками, лепили по очереди на раскаленную печку - пекли и ели. Кто-нибудь читал интересную книгу... Когда изломался замок у портфеля, я сшила себе тряпичную сумку. Весной моей обувью были суровые ботинки на деревянной подошве.

Мы собирали сосновые шишки для самовара, летом ходили за грибами и ягодами, носили раненым в госпиталь букеты полевых цветов.

Помню, как встречали Новый год у нас дома - кто что принес. Мать (я жила с неродной матерью) дала нам сушеной морковки. Разделили на всех кусок плавленого сахара, пили кипяток. Слушали последние известия и не верили, что когда-нибудь будем есть досыта черного хлеба!

...Вернулся домой - долечиваться после ранения - брат. Зима, а я от радости выскочила на улицу в одной рубашке встречать его!

Денег семье не хватало, и после окончания шестого класса я пошла на работу на щетинно-щеточную фабрику, седьмой класс заканчивала в вечерней школе, потом училась в школе ФЗО.

Как мы ждали окончания войны! И дождались. Но сколько еще сил пришлось приложить, сколько пережить трудностей, чтобы восстановить разрушенное войной...