den slavyРослякова Роза Алексеевна
В годы войны жила в Великоустюгском районе.

Какое страшное слово - «война»! Его впервые я услышала, когда мне было семь лет. Чем больше всего запомнились эти годы? Голод. Все время хотелось есть. Только став взрослой, я поняла, как тяжело было мамам, когда им дети говорили: «Мама, есть хочу, мама, дай покушать».

Однажды мы, нас было несколько мальчишек и девчонок лет семи-восьми, бегали по лугу, искали, что бы съесть, и вот нашли траву, которая была сладкой. Все вытаскивали ее из земли и с удовольствием ели. Потом нас стало качать, мы начали падать, домой кое-как пришли. Взрослые подумали, что нас кто-то чем-то напоил, и только когда нас начало тошнить зеленью, они поняли, что мы наелись травы, и стали нас спасать.

Осенью мы бегали в поле, искали картофель, зернышки и очень радовались, когда их находили.

Я училась в школе №15 в Великом Устюге. Мы жили в Яикове, папа работал мастером сплава. В семье у нас было трое детей, кроме меня еще два старших брата. Дом наш стоял под горкой. В другой половине дома жила семья Хромцовых, у них тоже было трое детей. Их мама работала воспитателем в детском садике. Вечером мы часто собирались у них, сидели с лучиной - света не было, а Ия Николаевна читала нам сказки.

Четвертый класс я закончила в Подосиновце, там у мамы жила сестра. Родители решили меня отправить к тете, чтобы спасти меня от голода. Мы с папой шли несколько суток от Устюга до Подосиновца лесами, лугами, полями. Ночевать нам приходилось в лесу, папа каждую ночь делал из веток шалаш. Один раз ночевали в стогу, было тепло. Папа днем заходил в деревню, которая попадалась нам на пути, чтобы купить что-нибудь из еды, а меня, такую кроху, оставлял в лесу. Мне было страшно: деревья такие большие, ветер их раскачивал, и они скрипели. От страха я плакала, иногда засыпала, но очень радовалась, когда папа приносил какую-нибудь лепешку, а один раз принес мне даже молока. Так мы и дошли до тети. Потом папа вспоминал, что, когда переезжали на лодке через реку, я так кричала, что он чуть не повернул обратно, но остановила мысль: дома не выжить, можно умереть с голоду.

В школе меня приняли очень хорошо. Дети и учительница были удивлены, что я так хорошо знаю историю, особенно изумлялись моему знанию исторических дат.