Nakleyka Georgievskaya lenta 3 19h24 sm 591041d5d3f29Много раз слышала рассказы о войне от своей крестной Рожиной Антонины Ивановны из поселка Полдарса Великоустюгского района. Но записать их решила впервые. Хотелось, чтобы люди знали и помнили об этом времени. 

22 июня 1941 года соседка Серафима со слезами на глазах прибежала в наш дом и сообщила: «Началась война...» Отца и старшего брата отправили на фронт. Мама осталась с пятью детьми на руках. Старшая моя сестра работала в лесу, вторая пошла на ферму, братья помогали маме, чем могли. Чтобы прокормить семью, ходили по деревням, меняли вещи на еду (картошку, хлеб). Был такой случай: весной, когда брат Борис переходил реку, лед тронулся, а мама, увидев, как его понесло на льдине, бежала по берегу и плакала, моля Господа спасти его. Лед остановился Боря сбежал на берег. Он принес нам целый рюкзак картошки.

Рожина А. ИМы собирали крапиву, пекли лепешки из клевера и ели. Молоко, мясо и яйца из своего хозяйства отдавали для армии. Ребятишки помогали на полях: косили и загребали сено, вязали веники для скота, собирали в поле колоски. Делать нам все приходилось, что бы где ни случилось.

Папа и старший брат писали письма с фронта. Как-то брат Паям написал: «Видел папу в Таллине, но подойти не было возможности. Бьем фашистов и гоним их обратно с нашей земли...» Папа служил на корабле, а брат в разведке. Больно вспоминать, как пришла похоронка на Сашу. С мамой случился приступ, а мы, дети, горько плакали, понимая, что его уже мы не увидим. Друзья прислали письмо: погиб браг на Курской дуге, пуля попала прямо в голову.

С фронта одна за другой шли похоронки. Погибших оплакивали всей деревней.

Только сейчас я понимаю, как тяжело было нашей маме. Она недоедала, отдавая последний кусок нам, своим детям. Как-то, собрав березовых почек, отдали мы маме, чтобы она испекла лепешки, - больше в муку положить было нечего, сели за стол. Мама принесла тарелку, попробовали, но никто не стал есть: лепешки были горькими. У мамы покатились из глаз слезы, я никогда их не забуду. Так и легли спать голодными.

Помню, как тяжело жили, клевер, крапиву, шишки ели.

В День Победы раздался пароходный гудок, все вышли на угор, радовались и обнимали друг друга. Мы, ребятишки, плясали и пели песни: «Белый конь, белый конь, белые копыта, придет тятенька домой будем есть досыта».

В деревню стали приходить с фронта мужики. Вернулся и наш отец, живой, без единой царапины. Помню, как старшая сестра Галина ездила за ним на лошади в Великий Устюг. Так началась послевоенная жизнь...

Записала Зинаида Пахолкова, деревня Морозовица, Великоустюгский район