Nakleyka Georgievskaya lenta 3 19h24 sm 591041d5d3f29Гарманова Алла Ивановна.
Родилась 12 сентября 1934 года в городе Красавино Великоустюгского района.

Рано утром 22 июня 1941 года мои родители ездили в город Котлас покупать маленького поросенка. Вернулись, когда мы с сестрой еще спали. Мама нас разбудила и сказала: «Девочки, война началась...»

Вот так и началось наше военное детство. В магазине люди стали скупать продовольствие: исчезли «головы» сахара, завернутые в синюю бумагу, тульские пряники и другие продукты, полки опустели.

Вскоре отцу пришла повестка в военкомат. Ему было 52 года, он был больной (язва желудка), и его направили на трудовой фронт - строить комбинат в Коряжме. Мы остались с мамой, мне шел седьмой год, а сестре Лине четвертый.

Мама работала машинисткой в отделе кадров льнокомбината. Когда ввели продуктовые карточки, маме как служащей полагалось 400 граммов хлеба, нам по 200 - всего выходило 800 граммов на день. Конечно, этого, чтобы наесться, не хватало. До войны мы держали поросенка, для него сушили очистки от овощей, корочки хлеба, складывали в мешочки. А сейчас были рады и этой еде - мама поставит мешочек на стол, мы с сестрой и выбираем для себя съедобное, а мама еще приговаривает: «Корочки выбирай Лине, ведь она маленькая». Сушили траву, хвощ, разные корни. Мама пекла лепешки из клевера (уж как я их не любила).

Мама очень хорошо умела шить, перешивала взрослую одежду на детскую. Когда она пешком вместе с другими женщинами ходила менять вещи на хлеб, муку, картошку - даже в Никольск, Кичменгский Городок, - особенно хорошо меняли именно на детскую одежду. Это позволяло нам как-то держаться.

На ноги нам мама шила «обутки» из рукавов старых фуфаек и пальто. Помню, у меня были бурки из рукавов фуфайки, снизу схваченные резинками, - я их очень любила.

Отопление нашего дома было печное, дрова надо было заготовлять самим. Рубили ольшаник и ивняк, грузили на санки и тащили с мамой домой. Я сзади подпирала санки палкой, а сестра сидела на дровах сверху. Колоть и пилить дрова я научилась рано.

В школе мы старались учиться хорошо, там нам на обед в большую перемену давали маленькие булочки, испеченные из каких-то высевок.

Я ростом была большая, и в девять лет меня мама на летние каникулы устроила работать на чесальную фабрику - сушить подмоченный чесаный лен, и мне как рабочей дали хлебную карточку на 600 граммов. А еще мы, школьники, ходили собирать колоски на полях колхоза имени Ленина. За собранное ведро колосков давали 100-150 граммов хлеба. Картошку и овощи садили на общем поле. Никогда ничего не воровали.

Запомнились очень хорошо наши выступления с концертами в госпитале, руководила нами замечательная женщина - Надежда Федоровна Бузе.

Сестра моя в пять лет научилась читать, она всегда встречала почтальона, брала газету «Советская мысль», усаживалась на крыльцо нашего дома. Ее окружали женщины и просили почитать сводки «От Советского Информбюро», напечатанные крупным шрифтом на первой странице. Сначала в газете писали, как оставляли города наши войска, а затем Красная Армия стала наступать - и появились радостные сводки. А ведь у всех женщин мужья были на фронте.

Запомнились дни 2 и 9 мая. 2 мая мама разбудила утром и сказала: «Девочки, скоро войне конец - наши взяли Берлин!»

А 9 мая день был солнечный и очень радостный, ведь наш народ победил, и мы выжили, как бы ни было нам трудно.

После окончания пединститута Алла Ивановна учила детей сначала в Большевистской школе, а до выхода на заслуженный отдых - в Голузинской, за свой добросовестный, творческий труд отмечена многими наградами, отличник просвещения. У нее сын, трое внуков и трое правнуков.